0 571

Репортаж из зала суда 18.07.17.

Репортаж из зала суда 18.07.17.

Кратко о заседании 18.07.17. Суд Тверского района г.Москвы.

18.07.17. Репортаж из зала суда.

 

   Второй день идёт заключительный этап суда по делу наших соратников из ИГПР «ЗОВ» Барабаша, Мухина, Парфёнова, Соколова. Позади почти полсотни заседаний суда, два года «отсидки». До приговора осталось 1…2 дня. Объявлен прокурорский запрос на 4 и 4,5 лет заключения.

   Начался интересный этап, когда судья, по его словам «Не вправе останавливать» речь подсудимого и адвоката. Это разительно повлияло на зрелищность и содержательность процесса, сняло тягостное ощущение безысходности.

   Надо ли напоминать, что происходит?

   Трое заключённых – наши соратники, находятся 2 года в реальном заключении, Мухин – под домашним арестом с неснимаемым браслетом на ноге. Все понимают, как отсутствие кормильца влияет на благополучие семьи. Каких дополнительных сил и  материальных затрат требует элементарное участие в процессе. Что касается государственных ресурсов, затраченных на этот процесс, то они несоизмеримы с нашими скромными запросами: одни только зарплаты приставов, омоновцев, судей, прокуроров и прочих составляют многие миллионы рублей.

   Какова цель этого процесса?

   Она лежит на поверхности: желание Путина и его команды погасить популярность одной из народных идей, изолировать народных лидеров. Это важно для кремлёвских сидельцев в преддверии выборов, особенно президентских – в 1918 году. Путин, конечно, не хочет выглядеть диктатором, а его команда – отъявленными мерзавцами:  нашим ребятам не дадут максимальных сроков и тем более – не лишат жизни, как это было с наиболее опасными противниками Путина. Им будут даны сроки, которые закончатся после выборов. Всё расписано, как по часам: обвинитель просит с запасом, судья с целью сохранения своего лица немного скостит, но не менее апреля 2018 года. Всё предопределено.

   Надо ли было слушателям, т.е. нам, соратникам, сторонникам и просто неравнодушным людям многими часами отсиживать на этих заседаниях? Чем отзовётся потеря нашего драгоценного времени, отнятого  у нас и наших семей? Ответ сложен, но мы знаем точно, что это нужно для нашей Победы.

   Выгоды системы от этого процесса очевидны, их легко разложить по пунктам. Но самой главной  задачей  власти остаётся стремление остаться у руля, продлить грабёж страны и народа. Эти рассуждения просты и очевидны для нас, но понятны далеко не всем обывателям.

   Объёмные доклады обвиняемых были хороши своей откровенностью в оценках суда и системы, а также убедительно доказывали невиновность подсудимых. Соколов закончил свою речь словами: «Это не Вы нас сегодня судите, а мы Вас судим», что вызвало бурное одобрение в зале.  Судья в который раз пообещал всех удалить.

   Но настоящей кульминацией оказалась речь защитника Алексея Чернышова. Он не спрашивал обвинителей, какие статьи Конституции прокуроры защищают от посягательств обвиняемых (так как они уже не смогли ответить на вопросы Мухина). Он не акцентировал неспособность прокуроров процитировать экстремистские высказывания обвиняемых, которые, якобы, «массово тиражировались». Он совершенно не останавливался на личности обвиняемых, достойных людей, верных сынов Отечества. Он просто проанализировал текст Обвинения и выделил по меньшей мере пять фальсифицированных и безграмотных моментов в Обвинении, каждый из которых делает данное Обвинение непригодным в доказывании виновности подсудимых. Такое «обвинение», скорее, убедительно доказывает виновность системы правосудия РФ в наглой фальсификации дел и выполнении заказов «сверху».

   По закрытии заседания я пожал руку Алексею по-восточному, приложив вторую ладонь, что означает высшую степень почтения.

   Завтра, возможно, последнее заседание, с вынесением Приговора.

                                                                        С.Евстифеев.