0 75

Прогресс как противостояние власти и насилия

Прогресс как противостояние власти и насилия

Насилие не удерживаемое властью, из средства становится целью, и следствием его становится разрушение всякой иной власти, кроме неограниченной власти насилия.

Прогресс, как  ключевое понятие современности, осознавался с необходимостью Западной цивилизацией, а затем и всем миром постепенно, по мере отхода всё большей части общества от веры в Бога, традиции. Он дает замещающий ответ на тревожный вопрос смысла бытия, целеполагания: а что нам теперь делать? Ответ на простейшем и достаточном большинству уровне гласит: давайте то, что у нас сейчас есть, разовьем во что-нибудь лучшее, большее и т.д. Отсюда была выдвинута идея перманентной революции с абстрактно-сомнительным лозунгом: "новое лучше чем старое", которая часто служит для маскировки тайных целей и дезориентации большинства. Но в физической реальности, мы имеем дело с ресурсами, которые всегда распределены неравномерно, ограничены и конечны. Следовательно для материального соответствия, обеспечения идеи прогресса, необходимо увеличение имеющихся, и постоянный приток новых ресурсов, появление которых научно-технический прогресс в реальности обеспечивает лишь частично. Фактически, недостающую часть ресурсов обычно получают за счёт их несправедливого перераспределения, между произвольно названными "более и менее достойными".


Иррациональная вера либералов и коммунистов в безконечный рост, столь характерная для сегодняшних политических и экономических теорий, основана на этих идеях. Либерализм и коммунизм, декларируют равенство возможностей, которое в их обществах фактически не было, да и не может быть достигнуто вообще, из-за неравномерности и ограниченности ресурсов, хотя бы и биологического интеллекта, посредственного у большинства, на которое эти идеологии формально опираются. Фактическая цель либералов и коммунистов, в сохранении однажды насильственно достигнутого неравенства в обществе, и в соответствии с идеей прогресса — усилением этого неравенства. Что более успешно достигается либералами в конкурентной, а по факту неравной и нечестной борьбе, где в явной и скрытой форме, инструментами насилия, устраняются все преимущества реальных и потенциальных соперников. Постепенное и многостороннее развитие этой идеологии мы наблюдаем на протяжении двух тысяч лет на примере Западной цивилизации, а в глубокой исторической ретроспективе, с началом доминирования над регионами крупных поселений-городов. 

 

Пожалуй главным аргументом прогресса, его символом, является изобретение денег, как бесконечно возобновляемого ресурса, обладающего свойствами бесконечного роста.  Основной смысл изобретения денег изначально был в посреднической функции при обмене материальными ресурсами. К сожалению, деньги приобрели множество дополнительных самостоятельных свойств, не связанных с реальными ресурсами, стали универсальным товаром, целью деятельности, эффективным инструментом управления, благодаря своим не естественным, абстрактным качествам, проявившимся в формах более религиозных чем рациональных. Отсюда банки как храмы заменившие церкви, невидимая рука рынка, финансовая элита как высшая духовная власть, с соответствующим глобальным перераспределением и личным присвоением ресурсов, традиционно являющихся либо общемировым достоянием, либо национальными богатствами, Богом, народам на все времена данными. 

 

При либерализме происходит прогресс присвоения всего мира по частям, от большинства людей к ничтожно малой группе, бенефициарам, как вещной собственности, включая людей, называемых ими уже официально "человеческий ресурс". И в пределе прогресса люди оказываются оцененными как вещи, находящиеся в безграничном произволе насилия собственника, а значит устанавливающего и цену своим вещам, в духе денег поклоняющемуся мамоне-золотому тельцу-баалу, с православной точки зрения — сатане. Либерализм, как более успешный победитель своего условно противоречащего детища-конкурента коммунизма — является идеологией с постоянно совершенствующимся инструментальным насилием, как средством обретения и удержания власти, ради власти "избранных". Но власть ли это? 

 

Власть, по своей сути возникает из добровольного объединения людей, как самоорганизация и самоуправление, как делегирование полномочий на основе определённой идеологии, религии. Насилие является противоположностью власти, понимаемой и принимаемой большинством человечества как добрая воля, Богом данная отеческая забота. 

 

Насилие является правом сильного, "избранного", господина, более безрассудного и пренебрегающего моралью и даже жизнью, что весьма спорное архаичное право, более животное чем человеческое, более присущее субкультурам, чем культурам, психопатам и социопатам, чем здоровым людям, более атеистам чем верующим. Но может использоваться властью как родителем, наказывающим набедокурившего ребёнка, или обществом — преступника. Единственное ограничитель здесь мера, ибо чем более оголтелым становится насилие, тем меньше власти, вплоть до полной её потери, даже родителями. Но и равенство детей и родителей ведёт к утрате власти последними. Власть — Богом данная иерархия человеческих взаимоотношений. Отрицающие власть Бога, всё равно нуждаются во власти, но власти в её противоположном и оборотническом значении — власти насилия.

 

Глобальный либерализм, путём разных видов насилия овладевший умами и ресурсами большинства человечества, является лишь малой частью возможного прогресса, который в естественном традиционном течении сознания, свободном от всепроникающего давления насилия, приводил бы к бурному разнообразному и разнонаправленному развитию наций-государств и регионов-цивилизаций, с традиционной необходимостью перераспределяющих ресурсы и власть. 


Противостоять либерализму, как религии денег через воплощение античеловечного насилия во всех его проявлениях, как оборотническому прогрессу, приводящему к упадку, перерождению, исчезновению традиционных религий, культур, государств, наций, народов, института семьи — может и должно стать суверенное национальное государство, союз государств, традиционное духовно-нравственное и религиозное начало, монархия и элита — как служение нации, наука —как прогресс направляемый духовным началом, широкое высшее образование большинства — как желаемая национальная норма, что для современного общества, в значительной степени гарантировало бы наиболее высокую степень осознанности и духовного преображения человека.