0 899

Русская партия: рождение и перспективы

Русская партия: рождение и перспективы

Корреспондент Движения «Евро-Русь» Елена Мюллер беседует с Александром Владимировым, известным писателем, выдвинутым недавно рядом общественных организаций на Нобелевскую премию. В предвыборный период главной темой остается совершенствование политической системы. В России, считает писатель, нет пока единой русской национальной силы.

Е.М. Вы неоднократно говорили о необходимости иметь в России сильную Русскую национальную партию. Но  может ли она быть в многонациональной стране?

А.В. Вполне. Подобные структуры существуют практически во всей Европе и нигде их не запрещают. Да и как можно запретить, к примеру, французский «Национальный фронт», являющийся у себя крупнейшей политической партией? Или «Свободу» Геерта Вилдерса. А в Австрии или Швейцарии правые вообще находятся у власти. Но разве все эти государства однонациональны? Просто нынешнее руководство России боится слов «русский», «национальный», как черт ладана…

Е.М. Извините, что перебиваю, есть конкретные примеры, где власти этого не боятся?

А.В. В Финляндии партия «Истинных финнов» – активная участница всех выборных компаний, ее члены входят в местный парламент. В Парагвае существует «Националистическая партия». И так далее.

Националисты не выступают против какого-то народа или расы. Они – за сильное, сохраняющее традиции, государство, основанное на политической власти коренного населения, которое, как правило, составляет большинство.

Е.М. Тогда что такое «русская власть»? На каких принципах она строится?

А.В. Отвечу, как я сам это вижу. Начнем с собственности. Доход от нее должен планомерно распределяться между всеми гражданами, путем определения их доли в национальном богатстве.

Е.М. Как в Норвегии или Арабских Эмиратах?

А.В. Именно! Но сейчас даже разговоры на эту тему гасятся на корню. А русские националисты, придя к власти, сразу скажут: «А ну, подать сюда то, что наше!».

В духовной жизни приоритет должен отдаваться писателям, художникам, актерам, воспевающим русские идеи, русский смысл жизни…

Е.М. Он существует?

А.В. Да. Это жить по совести, по законам нашей веры. Именно десять Божественных заповедей должны стать основой поведения русского человека. И предки именно так нас воспитывали. А раз мы от этого отошли, то и получили все «прелести» нынешнего бытия.

Сначала коммунисты внушали клятый интернационализм. Народ обобрали как липку, постоянно помогая «братьям» из Африки, загоняя людей на стройки века в Казахстане, Прибалтике и Средней Азии, убивая в Афганистане лучших русских парней…

Е.М. А сейчас в Сирии? Что вы делаете в Сирии?

А.В. Как что? Отстаиваем интересы антинародной верхушки, крупного капитала, зарабатывающих, хотя бы, на поставках оружия… Но вот «ушел» интернационализм, наступило время всеобщего стяжательства. Нацию героев превратили в сборище ростовщиков и попрошаек.

Е.М. Русские националисты не слишком жалуют всесилие золотого тельца.

А.В. Да, при их власти политика и идеология стали бы несколько иными: новые идеи о величии русского духа сплотили бы нацию, народ.

Другое дело, что не сразу, тем более, что инъекция народу была сделана слишком сильная.

Е.М. В России сегодня тоже пытаются объединить народ.

А.В. Современной власти этого и не удастся, она – антинациональная. Иногда возникает ощущение, что во главе всего у нас – замаскированные оккупанты. Причем самые злые и беспощадные, каких когда-либо знала история. А кто станет объединяться с оккупантами?

Единство идей, взглядов, целей в обществе возможно лишь тогда, когда народ видит реальную итоговую перспективу. Возьмем Китай или Индию. И жизненный уровень там вроде бы невысок, но все понимают, что скоро это будут самые мощные во многих отношениях страны. А к чему ведет людей российское руководство?.. К торжеству все возрастающей коррупции? К растущей армии чиновников, депутатов, к беззаконию, которое, делает жизнь нормального человека невозможной?..

И все это сопровождается надсадными воплями о необходимости всеобщей консолидации вокруг национального лидера. Никогда нищий труженик не объединиться с вороватым депутатом или лопающимся от жира олигархом.

Е.М. А вы не учитываете такой фактор как престиж страны?

А.В. Приведу лишь один пример. Не так давно в российской прессе подняли шум по поводу давления со стороны США на российский телеканал «Россия сегодня»…

Е.М. Тот, что заставили зарегистрироваться как иностранного агента?

А.В. Да. Сказать честно, о чем тогда думал я? «Почему именно этот телеканал получает государственную поддержку, а не такие СМИ, как мой издательский центр «Литературный коллайдер»?» Поговорил с одной своей знакомой. Она сразу воскликнула: «Не Симонян ли там главный редактор?.. А я, русская писательница не у дел!» Вот конкретный пример нынешней «консолидации» общества. И только национальная партия может попытаться сделать все, чтобы каждый человек считал себя важнейшей клеточкой единого организма.

Е.М. У вас много говорится о смысле русской идеи. Мнения разные. Актер Серебряков считает, что это — сила, наглость и хамство.

А.В. Честно говоря, не знаю, кто такой актер Серебряков. Вот если бы подобные слова произнесли Пушкин или Лермонтов, Гоголь или Достоевский, я бы задумался. Думаю, что не надо «по-научному» формулировать эту идею. Надо просто жить по Божески, по-людски, в меру богатеть и постоянно повышать свои нравственность и самосознание. Кстати, к этому национальные партии и призывают. А теперь вернемся к тому, с чего начали. Скажите: кого из коренных народов России такая политика не устроила бы?

Конечно, будут те, кто останется не у дел. Это огромная армия мигрантов – их национальное правительство просто вышлет на свою историческую родину, а дающих им официальный приют негодяев-чиновников ожидает тюрьма. Проиграют ростовщики, упор будет сделан на производственный, а не на фиктивный капитал. Проиграют этнические кланы, пытающиеся повсюду насадить своих представителей; на официальном уровне будет задан вопрос, считающийся ныне экстремистским: «Почему в правительственных структурах России, в крупнейших банках, на телевидении так мало русских?»

Е.М. Как тогда будут выстраиваться отношения с Западом? Не возобладает ли в России политика изоляционизма?

А.В. Вот вы, Лена, немка, я – русский. Но ни один антрополог не смог бы на глаз определить, кто есть кто, не заговори мы с ним. Когда я гостил в Германии, то окончательно убедился, мы с вами – братские народы, которые волею судеб сталкивались между собой. Я не хочу враждовать с братским народом. И никто из моих знакомых не хочет. Ровно как и с «суровыми» скандинавами, «легкомысленными» галлами, веселыми итальянцами и др. Вы также страдаете от оккупации представителей мировой элиты, этого абсолютного зла планеты… О, вижу в глазах сомнение! Тогда скажите: разве немцев не заставляют постоянно каяться за преступления нацизма? За холокост и прочее? Но какое отношение к еврейским погромам имеете вы, родившаяся через многие десятилетия после окончания мировой войны? Разве от вас не требуют быть толерантными к «несчастным беженцам»? Пусть те ленивы, агрессивны, некультурны и уж абсолютно не толерантны, вы обязаны их любить! Еще вы обязаны обожать геев, трансвеститов и прочее.

Е.М. Да, такая проблема на Западе есть. Например, за употребление слова «ариец», можно нарваться на крупные неприятности, вплоть до тюрьмы.

А.В. У нас в тюрьму, возможно, не посадят, но фашистом заклеймят сразу. Пусть невежи почитают труды великого исследователя А.Д. Нечволодова или замечательного юриста А.С. Шмакова. Там прямо сказано, что русские являются потомками ариев. Не вина моего народа, что какой-то негодяй решил опозорить это понятие.

Я не случайно сделал небольшое отступление. Как раз национальное русское движение будет стремиться к единству с другими белыми арийскими народами Европы. Не исключено, история пойдет по-другому: возникнет новый Союз белых людей от Атлантики до Владивостока. И противостоять ему не смогут ни США, ни юго-восточная Азия, ни орды мигрантов с севера Африки. Объединение изначально консервативной России и набирающих силу правых традиционалистов европейских стран позволит полностью поменять идеологию. Толерантность заменят такие понятия, как «величье народа», «чистота территории», «гармоничное развитие человека» и др.

И еще, как бы ни старались правые партии Европы выжить в одиночестве, ничего у них не выйдет. Им этого не дадут. Их будущее только с национальным движением России.

Е.М. Но пока ваших националистов не видно и не слышно. Шансов у них никаких.

А.В. Не совсем так. В Интернете тиражируются слова того же главного редактора «России сегодня» М.Симонян: «Вы же понимаете, что на первых же свободных выборах в России победят фашисты, которые нас повесят?» Конечно, никто ее вешать не собирается, но… знает кошка чье мясо съела. Тут и оправдание того факта, что реальных выборов у нас нет, и боязнь подъема русского национального духа, носителей которого она обзывает фашистами.

Но что действительно нужно сделать, чтобы в России победила национальная партия? Я бы назвал следующее.

Первое. Необходимо, чтобы все враждующие национальные группировки отринули распри, перестали бы делиться на красных и белых, православных и язычников, социалистов и монархистов, а выступили, наконец, единым фронтом, поставив во главу своего движения борьбу за возрождение нации и государства.

Второе: националисты не должны плестись в хвосте истории, отрицать новые, навеянные временем идеи, наоборот, в разумных пределах опережать время, чтобы быть привлекательными для многих людей, особенно для молодежи.

И третье: русская партия должна освобождаться от экстремистов. А они наверняка будут застланы властью. Кто громче всех кричит о погромах, тот и есть сегодня главный провокатор.

Е.М. Говорят, что у вас в национальном движении нет ярких запоминающихся лидеров?

А.В. Они есть, хотя не всегда известны широкой публике. Послушайте того же Юрия Болдырева, сравните его с «модными» защитниками системы и… почувствуйте разницу в манере и яркости изложения своих мыслей, в самой системе взглядов.

Е.М. Честно говоря, меня не слишком вдохновляют представители вашего официального политического и культурного истеблишмента.

А.В. К сожалению, уродливое время рождает уродов. Впрочем, у вас в Европе ситуация не лучше.

Е.М. Надеетесь, она изменится, если к власти придут национальные силы?

А.В. У националистов нет иного выхода. Либо в России будет создано национальное государство, либо гибнущая система утащит нас за собой. В небытие.

 

Источник